В Большом конференц-зале Администрации Президента России по инициативе Совета при Президента России по развитию гражданского общества и правам человека (далее — СПЧ) собрались представители судебных и правоохранительных органов, научного и адвокатского сообщества для обсуждения «Проблем с рассмотрением в судах ходатайств следователей о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан при производстве обысков в жилищах и возможно ли разрешение этих проблем в случае введения специального следственного судьи (Ст.165 УПК РФ)". Обсуждали поручение Президента России введения новой процессуальной фигуры — следственного судьи, который предлагается некоторыми научными работниками, как инструмент для улучшения качества правоприменения при рассмотрении вопросов, затрагивающих на предварительном следствии конституционных прав граждан, в частности, права на неприкосновенность жилища. Речь шла о предотвращении незаконных обысков — которые должны осуществляться, согласно ст. 165 УПК РФ, только по санкции суда, но в итоге правоприменители грубо обходят процессуальные сложности.
В ходе рабочего совещания 13 марта 2020г. планировалось обсуждать только незаконные обыски, т.е. нарушение ст. 165 УПК РФ. Закон  разрешает полиции в целях осуществления следственных действий, позволяющих раскрыть уголовное преступление  нарушать конституционные права граждан: осуществлять обыск. Важно понимать, что многие следователи или забыли, или осознанно пренебрегают обязанностью мотивировать судье основания проведения обыска: по устоявшейся практике взаимоотношений двух независимых ветвей власти — следствия (исполнительная власть) и суда (судебная власть), институт судебной власти идет на встречу следствию, и фактически нарушая п. 1 ст. 165 УПК рассматривает целесообразность обыска не критически, для чего ей и даны полномочия и независимость, а автоматически дает «добро» следователю и оперативным сотрудникам МВД на обыск. Судья забывает о том, что вторжение в жилище является  нарушении конституционных прав человека, в ходе которого частенько происходит выворачивание наизнанку всего содержимого жилища. Одновременно: прокуратура, как надзорный орган,  упомянутая в п. 2 ст. 165 УПК, также бездействует: ее полномочия за 25 лет законотворцами постепенно, но существенно сократились. Нарушения при производстве обысков приняли столь масштабные размеры, что даже Президент России был вынужден отреагировать и дал поручение рассмотреть сложившуюся ситуацию. И вот поступило предложение: право судебного надзора за следствием на предварительном следствии отобрать у обычного судьи и вместо прокурора передать новой процессуальной фигуре – ввести специального следственного судью.
Такова постановка вопроса, который собрались обсуждать высокопоставленные чиновники, юристы-преподаватели, адвокаты.
Открыл заседание Советник Президента РФ, Председатель СПЧ, Фадеев Валерий Александрович, озвучивший важность события.
После чего, ведущий совещание член Президиума СПЧ — Мысловский Евгений Николаевич, криминалистс более полвековым стажем, затронул в своем докладе некоторые моменты действующей системы законов, с которыми ему, пришлось столкнуться.
Интересными и полезными в свете обсуждения целесообразности введения должности следственного судьи мне показались чрезвычайно важными и метко обозначенные Мысловским тонкие места в нормах УПК, через которые достаточно широким потоком, минуя судебный фильтр, вытекают злоупотребления следователей. Обозначим лишь некоторые цитаты из УПК и комментарии:

1. Наличие достаточных данных – кто признаёт достаточность данных, что подразумевали авторы под "данными",  какое количество этих данных необходимо для принятия решения о производстве обыска?

2. Орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности… До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела – означает ли это, что при принятии решения о производстве обыска следователь должен указывать конкретные отыскиваемые доказательства?

3. В исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения – что надо считать исключительным случаем не терпящим отлагательства?

4. Следователь или дознаватель не позднее 3 суток с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. В случае, если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми – а каковы последствия для следователя вынесшего незаконное постановление? К сожалению. если имеются хотя бы единичные факты привлечения к уголовной ответственности оперативных работников самовольно проводивших обыски, то нет ни одного факта о привлечении не то что бы к уголовной ответственности, а даже к дисциплинарной ответственности следователей вынесших незаконные постановления, и те более судей, постфактум утвердивших такие постановления. Какую ответственность должны будут нести следственные судьи за качество своего надзора за следствием?

Представитель Верховного суда России Момотов Виктор Викторович, председатель Совета судей Российской Федерации, носящий высший квалификационный класс судьи, д.ю.н., профессор, не затрагивая вопроса качества правосудия, заявил, что Верховный Суд такого законопроекта вносить не будет, но выразил готовность принять участие в обсуждении и правке законопроекта, если таковой будет внесен в Государственную Думу России. После чего, заслушав ряд критических выступлений адвокатов, пожелал успешного проведения мероприятия, и покинул заседание.

Разумеется, выступающие адвокаты вышли далеко за пределы тематики незаконного обыска — слишком много накипело и хотелось просто выговорить правду. СПЧ — уникальный Совет при Президенте, где дают такую возможность и где присутствует дух свободы.
Одним из ярких выступлений была речь члена СПЧ и адвоката Костанова Юрия Артемьевича. Исходя из тем, затронутых в речи, можно провести не одно журналистское расследование. Более 20 минут эмоционального вступления с практическими примерами разного вида нарушений, демонстрирующих ухищрения судей, следствия и манипуляции «пробелами» в законе:  несомненно, они их знают и именно поэтому используют. Адвокаты же, долгое время собирая факты, выстраивая логику защиты, и излагая ее в суде, как в пустоту озвучивают их: судья не слышит, оценка доказательств, иногда незаконно собранных, а иногда и фальсифицированных — одна из причин незаконных приговоров.
Ведущий совещания — Е.Н. Мысловский выразился довольно жестко: по его мнению авторы УПК РФ, видимо, никогда лично ни одного уголовного дела не расследовали и весь процесс  от  возбуждения уголовного дела до вынесения приговора и последующих стадий обжалований судебных решений, воспринимали исключительно умозрительно или на основании детективной литературы, причём западной.
В прошлом Прокурор Генеральной прокуратуры СССР, а позже — Российской Федерации, а теперь — член СПЧ, Мара Федоровна Полякова, к.ю.н., поддержала идею введения института следственного судьи. Важно понимать: все участники заседания и идеологи института следственного судьи, и несогласные с такой формой совершенствования правосудия — Е.Н. Мысловский, Т.Г. Морщакова, М.Ф. Полякова, Костанов — сторонники, единомышленники только лишь одного. Остановить тот судебный произвол, царящий на пространстве России, внести вклад от лица высшего профессионального сообщества. И вечный, конкретный вопрос, который ставил еще Н.Г. Чернышевский: «Что делать?», на который у каждого свой ответ и следующие за этим действия.
Член Московской коллегии адвокатов Клопов Олег Александрович, один из немногих выступил с речью по теме заседания — незаконному обыску. Клопов рассказал присутствующим о нарушении ряда статей УПК сотрудниками следственных органов, произошедших по делу Иванова Вячеслава Алексеевича, на момент обвинения занимавшего пост Главы Управы района Сокол г. Москвы. В рамках уголовного дела в Тверском районном суде от 23.01.2014 судья Солопова О.Н. признала законным производство обыска в квартире, произведенного 18.01.2014 при обстоятельствах, не терпящих отлагательства и без судебного решения. Всматриваясь в детали дела — известно, что т.н. срочность обыска, мягко говоря, не соответствует действительности:
1. Иванов В.А. не проживал в этой квартире, а собственника жилища С.В. Куницу в момент обыска, произведенного без санкции суда не было в доме.
2. Иванов В.А. 18.01.2014 был под арестом, а обыск производился без него и ночью;
Однако, судья Солопова О.Н., 4 дня спустя, не вникла в детали дела, и утвердила законность обыска постановлением от 23.01.2014, что нарушает не только ст.ст. 165, 182, 89, 74, 75 УПК РФ, но и ст. ст. 23, 25 Конституции РФ, а постановление делает незаконным и не обоснованным. Какую роль в подобных случаях будет иметь институт следственного судьи в России? В чем здесь проблема: в судьях и следователях — людях, или законах?
Частично на этот вопрос ответил д.ю.н., профессор, Московской академии Следственного комитета, Юрий Владимирович Голик: какая разница из чего сделано колесо кареты Правосудия? Инкрустированное драгоценными камнями, или просто деревянное, дополнительно к сущестующим четырем? Главное — чтобы карета правосудия двигалась, выполняла свою функцию!
Профессорско-преподавательский состав различных вузов говорит о падающем профессионализме выпускников, и как следствие рыночных традиций и коммерциализации каких бы то ни было услуг — смене формата работы. Мысловский снял об этом отдельный фильм: «Как назначают виновных» - и, самое печальное — это не случайное уголовное дело, а ряд дел, превратившихся в систему...
Так или иначе — процесс обсуждения необходимости введения следственного судьи продолжается — участница совещания Татьяна Дмитриевна Зражевская, Заслуженный юрист России, д.ю.н.,  Уполномоченный по правам человека в Воронежской области, также участвует и в аналогичном заседании у Уполномоченного по правам человека России Т.Н. Москальковой. Следите за новостями.
В.Булатов, главный редактор портала "Правозащита" (zashiti.me)